Dream of Doll
Добро пожаловать в мой кукольный театр...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Dream of Doll > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 21 ноября 2018 г.
I know a lesbian who is extremely inappropriate around other women... 572658027166660 16:07:45
I know a lesbian who is extremely inappropriate around other women. She'll fondle them and make obscene comments, stuff that would get a man beaten, arrested or blacklisted socially because it is most definitely sexual harassment/assault.­ But because she's female she gets away with it, the women she does it to are all uncomfortable and I've talked to a couple of them who said she'd do things like walk up behind them and stick her finger between their legs as if it was a casual thing, or grab titty as if it's her right to do so. Not even the biggest dudebros I know are so disrespectful to women. She 100% sees all other women as objects for real.

I think lesbians can be extremely aggressive sexual predators and for some reason they manage not to be punished, either because women see them as minorities that must be protected or because they are embarrassed by being assaulted by another woman and being unable to punish her for it like the immediately would a man. It really just speaks volumes about female privilege, no matter how you look at it. She gets away with obscene behavior because of her sexuality.

The most worrying thing about it is that she was at a point accused of touching a 14-year old girl at a public swimming pool. But nothing was done about it, despite complaints from the girl and her parents. Because going after a lesbian expressing her sexuality would be a hate crime. I personally assume she's done this to other children, as they have less chance to reject her. But will anyone ever stop her? Of course not, the world is her playground. Everything feminists claim to fight for doesn't apply to her. I also don't know if it's true or not, but having spent 3 years around her on a daily basis I would not put it past her.

I bet most of /co/ finds it hot, too. Which kind of underlines precisely why nothing can be done about her.
... Jill.Valentine в сообществе ~>Game Over<~ 15:18:42
­­

Категории: Resident Evil 5, Desperate Escape, Jill Valentine, Josh Stone, Majini
Проблема однако отбитый 08:18:20
Я заметил, что абсолютно не могу слушать спокойную музыку. Она угнетает меня и вообще от некоторой казалось бы популярной как bones к примеру, мне хочется спать. Нет, серьезно. Это становится проблемой, ведь компании в которых я нахожусь слушают очень спокойную и по ходу всей мелодии однотонную музыку.
А сам я слушаю такое, что веселит бодрит и дает энергию, а не расслабляет до потери сознания.
Вчера — вторник, 20 ноября 2018 г.
- blancheneige 03:58:59
Танцы если не на костях - то с их активным участием. Прекрасно, как по мне.
Подробнее…­­

Категории: Bones
воскресенье, 18 ноября 2018 г.
к новому году нужно быть как мандаринка Воин дороги 18:16:40
Зашел на беон потому что внезапно стало больно от ощущения, что мне не с кем поговорить.
Не то, чтобы меня это волновало и не то, что это невозможно пережить.
И совсем не то, что у меня нет друзей и молодого человека, отсутствие которых значило бы, что я одинок.
Но это то далекое, забытое чувство боли.. от одиночества.
Я понимаю, почему и зачем люди придумывают себе друзей. Я понимаю, зачем люди играют в игры и пишут фанфики. Но я не могу и не хочу так, мне больно.
Я зашел на беон, потому что хочу.. потому что хотел поговорить, потому что дружба по сети - это то, чего не хватает, потому что я не хочу и не могу влиться в какой-то бешеный ритм жизни, в котором разговоры ничего бы не значили, потому что я соскучился по теплу, потому что мне нужно исполнение твоего обещания: "ты никогда не будешь одиноким", потому что !

У меня получается писать только тут.
Я пытался вести дневник на ноутбуке в некоей программе "focus", но хах. Не получилось.

У меня на самом деле все хорошо.
Интересная учеба, интересная жизнь. У меня есть молодой человек, у меня есть друзья, у меня есть абсолютно всё. Но у меня такое четкое ощущение, что через 10 лет ничего из этого не останется, что даже как-то грустно. Грустно от ощущения потерянности, грустно, что мои одногруппники не команда, грустно, что ничего не удается, грустно, что
просто больно.
я не хочу затмевать эту боль, отодвигать ее на второй план и что-то делать. и переживать ее не хочу. и что-то

Сегодня с Любой мы сделали зебру, немножко погуляли, немножко поговорили. Мы вроде бы друзья, и это крепкая, интересная дружба, но
именно этот разговор, диалог заставил меня "заболеть" от одиночества. мне не хватает общения. я должна учиться писать, я ведь могу, это ведь может заменить мне общение, правда?

я научилась не брать мнение Яра в расчет, это было не сложно
я и отпустить его смогу, это тоже будет не сложно
не так сложно, как было с остальными
но мне страшно и я не особо хочу. Это в общем-то все причины. А еще то, что я умею с ним радоваться. я добилась того чего хотела ровно тем, чем я хотела
я знала, что я потрачу и заплачу именно то, что я потратила и заплатила
я всегда знаю цену. Эмоциональный интеллект - это просто. А еще, знаете, не нужно тупеть. Это важно, за время обучения в университете вы как бы должны умнеть, а не тупеть. А для того, чтобы умнеть, нужно решать какие-то задачки, а не тренировать память и способность делать на время. Учить языки, к примеру, саморазвиваться.

Нужно что-то делать.

Я поняла одну вещь. Я понимала ее давно, но никогда не формулировала ее. Просто, если человек чем-то горит, если он живет, а не существует, если ему интересна жизнь, он всегда будет зажигать. Такие люди нужны, таким людям будут платить деньги, людям, которым не все равно. Чтобы все было хорошо, достаточно быть ярким. А ярким ты будешь, если проявишь инициативу. Это я в основном про деньги. Главное: желание.
А еще, жизнь не всегда складывается счастливо, возможна несчастная (не)любовь, возможно, что случится что-то плохое, что что-то пойдет не так, или, что хуже, что что-то вообще не пойдет. И не всегда это будет зависеть от тебя. Что делать в таком случае? Уходить, естественно, менять направление. И главное, хотеть. Если есть желание, найдется все. Любые методы, любые выходы.
в этом-то вся и проблема.

У Ясвены есть такая песня, она называется "клетка".
на самом деле она об этом: о яркости людей, вытекающей из этого свободе и => интересных взаимоотношениях.
Подробнее…

Холодное чёрное небо,
Лишь толика звёзд на моём пути.
Прекрасная ночь для победы
Над силой земли – выходи – лети.

(победа над гравитацией, аллегория свободы)
Я вижу: открытую дверцу,
И прутья уже никуда не годны.
Забьётся надеждою сердце
Быть может теперь..?

(видимо, лирический герой уже много раз пытался достучаться до путыника)
Может ради весны…
(если не ради лирического героя, то..)

Но ты всё бьёшься в своей клетке,
Всё не хочешь найти выход,

(делаешь вид, что хочешь, но мы то все знаем)
Что за люди – марионетки
Для своих же чертей. Слышишь,

(тут лирический герой выражает надежду, что если бы путник победил своих чертей, его бы желание стало бы реальным и он бы выбрался. Потому что всему виной наши страхи, они нас держат)
Ты ведь мог бы лететь рядом
Мог бы сам обуздать ветер,
Но тебе ничего не надо
В этой клетке есть всё на свете.

(с другой стороны, а зачем?)

Не стоит протягивать руку,
Не нужно жалеть и опасно любить.

(это говорит путник, чтобы затащить лирического героя в свои собственные пофигистично-серые думы = клетку и в то же время, он его защищает, чтобы сам же и не обидел!)
Так просит о помощи муху
Голодный паук, что плетёт свою нить

(путник осознает всю прелесть своего положения и хочет поделиться ею с лирическим героем?)
Последняя капля терпенья
В бокале моём допивать- идти

(надоел уже)
Я знаю ответ без сомненья
(однозначно нет)
Но всё же опять попрошу – Лети!
(а вдруг)




18:23:42 Воин дороги
почему я жду, что мне кто-то напишет?
22983' Ловец стрекоз в сообществе ~ Magic is here ~ 07:59:56
­­


Категории: 'Art, 'Scene, ~Unknown~
суббота, 17 ноября 2018 г.
;pride кейне в сообществе дом для тихони 22:02:26

надоело слушать­ ложь

­­

троим


Подробнее…­­


Категории: Самая заботливая;, Эпиг;
показать предыдущие комментарии (7)
18:57:29 Майгель
блин, исключение уже вряд ли можно, но вдруг девушку - maigel парня - norna пожалуйста :с он такой красивый
03:58:24 Yurianna
­Майгель, тут оба парня,))
02:23:21 Майгель
ой хд слева направо тогда)
Флешмобчик Истинная гриффиндорка 18:06:57
1. Любимая музыка.
Инди-рок, поп, классика

2. Любимая группа.
Imagine Dragons

3. Любимая песня.
Bad liar


4. Любимый жанр книг.
Фэнтези

5. Любимый фильм.
Гарри Поттер и Кубок огня

6. Любимый предмет.
ИЗО, музыка

7. Любимый город.
Екатеринбург

8. Любимый цвет.
Чёрный

9. Любимый сериал.
Очень странные дела, Папины дочки

10. Любимый сок.
Персик-яблоко

11. Любимое блюдо.
Пицца, роллы

12. Любимая фраза.
И вообще - я одуванчик, отвалите

13. Любимая игрушка.
Волк

14. Любимый мат.
Ну пи**ец

15. Любимый человек.
Нет такого

16. Любимый аватар.
Не знаю

17. Любимый телеканал.
Редко телек смотрю

18. Любимое мужское имя.
Иван

19. Любимое женское имя.
Василиса

20. Любимый флаг. (какой страны.можно и картинку ещё)
Эммм..

21. Любимый мультфильм.(не аниме)
Мультсериал "Гора самоцветоаюв"

22. Любимая порода собак.
Лайка, волкодав, двортерьер

23. Любимый месяц.
Декабрь-Январь

24. Любимое аниме. (если любишь. Если нет то прочерк)
_

25. Любимый стиль одежды.
Спортивный
Восход на Меркурии Сеpый в сообществе Вечность 11:30:16

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

«Леверье» приступил к серии предпосадочных маневров; до Меркурия оставалось девять миллионов миль.
Именно тогда второй астронавигатор Лон Кертис решил свести счеты с жизнью.
Он устроился в паутинном коконе и ждал посадки: свои обязанности он выполнил, и, пока посадочные опоры «Леверье» не коснутся поверхности Меркурия,
покрытой язвами кратеров, о нем никто не вспомнит.
Охлаждающая система с натриевым теплоносителем справлялась прекрасно: вздувшееся на экране заднего вида Солнце не могло причинить кораблю вреда.
Не только Кертису, но и остальным семи членам экипажа надо было просто дождаться, пока автопилот сделает свою работу — опустит корабль на Меркурий.
Второй раз в истории человечества.
Подробнее…Кертис потянулся к управляющему сенсору. Экструдеры выплюнули зеленое облачко флюорона, и кокон исчез.
— Собрался куда-нибудь? — спросил капитан Гарри Росс.
— Так… пройтись.
Капитан вновь углубился в микрокнигу.
Заскрежетал затвор на двери в переборке, и потянуло переохлажденным воздухом из реакторного отсека. Росс тронул клавишу — перевернуть страницу — и замер, уставившись на строки невидящими глазами.
Какого черта Кертису понадобилось в реакторном отсеке?
Расход топлива с точностью до миллиграмма определяет автопилот, человек так не может. Реактор переведен в посадочный режим, отсек задраен. Делать там больше нечего кому бы то ни было. А второму астронавигатору тем более.
Росс шагнул в прохладу реакторного отсека. Кертис стоял у люка конвертера, примериваясь к рукоятке шлюза. Затем повернул ее и ступил левой ногой на край колодца, отвесно уходящего в сторону кормы, к реактору.
— Кертис! Идиот! Ты ведь и нас погубишь!
Обернувшись, астронавигатор тупо посмотрел на него — и занес над провалом правую ногу.
Капитан прыгнул.
Хоть несостоявшийся самоубийца и брыкался, Россу удалось оттащить его в сторону. Белое как мел лицо Кертиса мелко дрожало, он все хотел вырваться, но сопротивлялся уже не так отчаянно.
Кряхтя от напряжения, Росс задраил люк конвертера и выволок Кертиса из реакторного отсека, после чего первым делом влепил ему пощечину.
— Ты куда полез? Не знаешь, что будет, если твое тело попадет в конвертер? Подача топлива откалибрована; как раз ста восьмидесяти фунтов не хватает, чтобы выстрелить нами в Солнце. Кертис? В чем дело?
Астронавигатор смотрел Россу в глаза, пристально и без выражения.
— Я хочу умереть, — сказал он просто. — Почему вы не даете мне уйти?
Хочет умереть. Капитан пожал плечами, чувствуя, как по спине бежит холодок. От этой болезни средства пока не придумали. Сегодня астронавта в любой момент могла постигнуть безымянная и необъяснимая напасть, толкающая туда, откуда нет возврата.
Сварщик на обшивке орбитальной станции мог внезапно открыть забрало шлема, чтобы как следует подышать вакуумом; радист, монтирующий внешнюю антенну корабля, — обрезать страховочный конец и выстрелить из реактивного пистолета, отправляясь в долгий путь к Солнцу. А второй астронавигатор вполне мог забраться в конвертер.
— Неприятности? — На гладком розовом лице штатного психолога Спенглера появилось озабоченное выражение.
— Кертис. Хотел прыгнуть в конвертер. У вас появился пациент.
— Умеют ведь выбрать самый подходящий момент… — Спенглер озабоченно потер щеку. — Без психа нам на Меркурии было бы скучно.
— В стасис — и до самой Земли, — устало кивнул Росс. — Лучше не придумаете, док. Иначе придется караулить, а он все равно найдет способ.
— Почему вы не даете мне умереть? — бормотал Кертис тусклым голосом. — Зачем вы мне мешаете?
— Потому, псих ненормальный, что ты бы всех нас погубил. Можешь погулять снаружи, шлюз — вон там. Только нас не бери с собой.
— Капитан! — нахмурился Спенглер.
— Ладно, ладно, док. Забирайте его..
Психолог отвел Кертиса в госпитальный отсек. Укол, затем кокон — только такой, что от него не избавишься. Там он и пролежит до конца полета. Потом, на Земле, Кертиса, приведут в чувство. Если повезет. А выпустить сейчас — воспользуется подручными средствами. Что-нибудь придумает, можно не сомневаться.
Росс мотнул головой, насупившись. Сначала мальчишка мечтает стать астронавтом; проходят школьные годы. Дальше четыре года академии, два года стажировки… Наконец мальчишка попадает туда куда хотел — и тут же ломается. Потратить целую жизнь на то, чтобы мечта твоя стала явью, и так страшно в этом разочароваться!
Думая о Кертисе, надежно спеленутом где-то за переборками, Росс зябко поежился, несмотря на убийственную близость Солнца, кипящего на кормовом экране. Такое может случиться с кем угодно. С ним самим, например. Хрупкое создание человек, не так ли?
Над кораблем распростерлось траурное крыло смерти; темная воля к самоубийству отравила кондиционированный воздух.
Приказав себе забыть, Росс оповестил экипаж о начале торможения. Кнопку сигнала он ткнул сильнее, чем требовалось.
На носовом экране появился неподвижный шар Меркурия.
«Леверье» догонял Меркурий, приближаясь к его орбите. Крошечную планету делила пополам четкая линия: с одной стороны солнечная преисподняя, где текут реки расплавленного цинка, с другой — темная пустыня под коркой замерзшей углекислоты.
Между светом и тьмой Оставалась узкая полоска — так называемый Сумеречный пояс. Девять тысяч миль по окружности и не более двадцати в ширину: единственное место с терпимым климатом. «Леверье» шел на автопилоте, по заранее рассчитанной траекторий; аналоговый вычислитель силовой установки глотал ленту готовой программы, выводя корабль точно в середину пояса.
— Господи!.. — пробормотал Росс, холодея.
Программа. Подготовленная астронавигатором Кертисом.
Кем же еще?
Посадочную программу составил безумец, одержимый манией самоубийства. Ему ничего не стоит окунуть «Леверье» в дымящуюся реку расплавленного свинца. Или опустить в ледяной склеп темной стороны. У Росса затряслись руки.
Доверять автопилоту нельзя.
— Брейнард, — прохрипел Росс, утопив клавишу интеркома. — Жду вас.
Первый астронавигатор подошел несколько секунд спустя.
— Да, капитан? — спросил он не без любопытства.
— Твой помощник, Кертис, изолирован. Хотел прыгнуть в конвертер.
— Хотел что?..
— Попытка самоубийства, — пояснил Росс — Я едва успел помешать ему. Принимая во внимание обстоятельства, думаю, нам лучше отменить программу.
Помолчав секунду, первый астронавигатор облизнул сухие губы.
— Разумная мысль.
— Очень разумная, — подтвердил командир.
«Две преисподние в одной упаковке, — подумал Росс, когда корабль наконец утвердился на поверхности. — У Данте в самом нижнем кругу холодно — здесь тоже. Но и до геенны огненной рукой подать. Что там на приборах? Распределение веса нормальное, устойчивость сто процентов, температура — сто восемь градусов по Фаренгейту. Вполне терпимо. Сели, надо полагать, с небольшим отклонением от терминатора в сторону Солнца. Удачно сели, грех жаловаться».
— Брейнард?
— Все в порядке, капитан.
— Гладко прошло?
— Для ручного режима — вполне. Я успел посмотреть программу Кертиса — дерьмо. Проход вплотную к орбите Меркурия, потом — прямо в Солнце.
— Ну-ну… Только ты зла не держи: парень не виноват, что у него крыша съехала. А посадка хорошая, молодец. Отклонение от середины Сумеречного пояса мили две, не больше.
Выпутавшись из кокона, Росс объявил по корабельной трансляции:
— Мы прибыли. Всем немедленно явиться на мостик!
Экипаж выстроился перед ним: Брейнард, Спенглер, аккумуляторщик Крински и еще трое из вспомогательного персонала. Все, кроме Брейнарда и Спенглера, переглядывались, явно недоумевая, почему нет Кертиса. Но вслух никто не поинтересовался.
— Навигатор Кертис дальнейшего участия в работе экспедиции принимать не будет, — официальным тоном начал капитан, — Он сейчас находится в лазарете по поводу острого психического расстройства. К счастью, мы сможем обойтись без него до окончания полета.
Росс помолчал, давая людям время переварить услышанное. Реакция оказалась сдержанной: смятение быстро покинуло лица. Это хорошо.
— По плану мы пробудем на поверхности Меркурия не более тридцати двух часов, продолжал он. — Брейнард? Куда мы в итоге сели?
Астронавигатор нахмурился, прикидывая:
— Почти на середину Сумеречного пояса, с небольшим отклонением в сторону Солнца. Температура продержится выше ста двадцати градусов еще с неделю, не меньше. Для скафандров это не проблема.
— Очень хорошо. Ты, Лиэллин и Фалбридж развернете микроволновые компрессоры. На краупере продвинетесь в сторону Солнца, насколько позволят скафандры; следите за температурой! Башню необходимо поднять как можно дальше к востоку, Жаль, но термозащитный комплект у нас один, для Крински…
Теперь он ключевая фигура: именно аккумуляторщик должен обследовать солнечные батареи, оставленные предыдущей экспедицией. Кроме определения износа батарей в экстремальных условиях, ему предстоит исследовать эффекты, возникающие в необычном магнитном поле крошечной планеты. Не говоря об обслуживании этих самых батарей так, чтобы они простояли до следующего визита.
Крински отличался высоким ростом и атлетическим телосложением: в самый раз, чтобы носить неподъемную тяжесть скафандра высшей термической защиты. На солнечной стороне, где находятся батареи, без такого долго не проработаешь. Впрочем, даже гиганта вроде Крински хватит на несколько часов, не более.
— Когда Лиэллин и Фалбридж развернут радарную башню, будь готов надеть скафандр, — обратился Росс к аккумуляторщику. — Как только мы подтвердим координаты батарей, Доминик вывезет тебя к востоку, насколько получится. Дальше придется самому. Телеметрия в любом случае останется, но лучше возвращайся живой. Мы будем рады тебя видеть…
— Так точно, сэр!
— Вот и хорошо. А теперь — за работу.
По плану работа нашлась для всех, кроме самого капитана. Такова участь администратора — приговор к временному безделью, когда другие заняты больше всего. Дирижер симфонического оркестра тоже не играет ни на каком инструменте.
Остается ждать.
Оседлав термоустойчивый краулер, выгруженный из трюма «Леверье», Лиэллин и Фалбридж отправились в путь. Задача простая: возвести надувную радарную башню на солнечной стороне. Башню, поставленную первой экспедицией, прецессия давно вынесла туда, где пластиковая конструкция, покрытая тонкой алюминиевой пленкой, не могла не расплавиться.
При максимальном приближении к Солнцу температура на освещенной стороне Меркурия достигает семисот градусов; из-за вытянутой орбиты ее колебания бывают значительными, но и в афелии термометр не опускается ниже трехсот. На темной стороне — сугробы замерзших газов.
Место посадки «Леверье» — площадка в середине пояса. В пятистах милях к востоку — адское пекло во всей своей красе, к западу вступает в свои права вечная тьма и немыслимый мороз.
Странная планета, и человеку на ней долго не продержаться. Какого сорта жизнь могла бы существовать на ней постоянно? Капитану Россу, стоявшему в скафандре у посадочных опор, фантазии для ответа на этот вопрос никогда не хватало.
Тронув подбородком переключатель, Росс опустил фильтр из специального стекла. Со стороны западного горизонта наступала тонкая черта непроницаемой тьмы — оптическая иллюзия. На востоке уже поднималась громоздкая параболическая антенна радарной башни: Лиэллин и Фалбридж принялись за работу. А дальше — дальше солнечные отблески на зубцах кратеров? Тоже иллюзия. По расчетам Брейнарда, Солнца здесь не будет еще неделю. Через неделю экспедиция вернется на Землю.
— Башня почти развернута. — Росс повернулся к Крински. — Скоро они вернут краулер, тебе пора готовиться.
Следя, как аккумуляторщик поднимается в корабль по трапу, Росс думал о Кертисе. Парень так хотел увидеть Меркурий, ни о чем другом говорить не мог. А теперь лежит в коконе и хочет одного — смерти.
Крински вернулся в термозащитном комплекте поверх обычного скафандра. Экипировка делала его больше похожим на танк, чем на человека.
— Краулер на подходе, сэр?
— Сейчас посмотрю.
Россу захотелось поправить светофильтр — вроде бы стало жарче. Еще одна иллюзия. Найдя радарную башню взглядом, капитан ахнул.
— Что-нибудь случилось, сэр?
— Вот именно…
Росс зажмурился, помотал головой и снова открыл глаза; Контуры радарной башни плыли, оседая; две крошечные фигурки спешили к серебристому бруску краулера, а на скальных остриях вдали появились первые отблески — никакая не иллюзия. Восход за неделю до расчетного времени. Невероятно.
Росс и Крински вернулись на корабль: бегом, несмотря на тяжесть защитного комплекта. В шлюзовой камере с потолка опустились механические руки — помочь выбраться из скафандра; капитан жестом приказал Крински оставаться как есть и бросился в рубку.
— Брейнард! Брейнард! Где тебя черти носят?
— Да, сэр?.. — Первый астронавигатор недоуменно смотрел на него.
— Ты наружу выгляни, — посоветовал капитан внезапно осипшим голосом. — Радарная башня…
— Чего? Так она — она плавится!.. Но это же…
— Сам знаю. Невозможно.
Датчик внешней температуры показывал сто двенадцать градусов: на четыре градуса больше, чем в момент высадки. Пока Росс смотрел, температура подскочила до ста четырнадцати.
Радарная башня не начнет плавиться при температуре менее пятисот градусов. На экране краулер стремительно приближался: Лиэллин и Фалбридж, слава богам, живы. Если и сварились, то пока не до готовности. Корабельный датчик показывает сто шестнадцать; когда вернутся, будет, наверное, двести.
— Ты вроде бы посадил корабль в безопасном месте! — рявкнул капитан. — Рассчитывай заново, я хочу знать, где мы на самом деле! И маневр уклонения: вон там, если не понял, Солнце восходит!
Температура достигла ста двадцати градусов. Бортовая система охлаждения справляется без проблем примерно до двухсот пятидесяти, потом возникает опасность перегрузки.
Краулер приближается; внутри, наверное, адское пекло.
Непростой выбор. Если система охлаждения выйдет из строя, тогда погибнут все. Росс принял решение: терпеть до двухсот семидесяти пяти градусов. Если краулер не успеет — что ж, он спасет остальных.
Датчик уже показывал сто тридцать, и цифры в окошечке сменялись все быстрее.
Понимая, что происходит, экипаж готовил корабль к экстренному взлету, не дожидаясь приказа.
Краулеру оставалось проехать немногим более десяти миль; при средней скорости сорок миль в час потребуется пятнадцать минут.
Сто тридцать три градуса, и длинные пальцы солнечных лучей уже тянутся через горизонт.
— Не выходит — Брейнард оторвался от вычислений. — Концы с концами не сходятся.
— Это как?
— В голове туман. Координаты не получаются.
Какого черта?.. Да, ради таких вот моментов капитану и платят жалование. Отстранив Брейнарда, Росс взялся за дело сам. На штурманском столе было полно бессвязных записей: можно подумать, старший штурман забыл, чему его много лет учили.
Хорошо! Если мы здесь… то ничего не получается. Мысли путались. Подняв голову, Росс сказал, ни к кому не обращаясь:
— Скажи Крински, чтоб спускался. Пусть поможет ребятам выйти из краулера.
Сто сорок шесть градусов. Росс глянул в блокнот. Обычная тригонометрия, ничего такого. Должно быть просто.
— Я выпустил Кертиса из кокона, — сообщил Спенглер, появляясь в рубке. — На старте ему там нельзя. Опасно.
— Дайте мне умереть… Просто дайте мне умереть… — послышалось монотонное бормотание.
— Скажите ему, док: он скоро получит свое. Если я не вычислю траекторию экстренного старта.
— А почему вы, капитан? Что с Брейнардом?
— Выдохся. Не соображает. Все забыл. Да и мне как-то… странно…
Мысли расползались, как тараканы.
Что там? Сто пятьдесят два градуса. Итого ребятам в краулере осталось сто двадцать три градуса. Или триста двадцать один? Росс внутренне осел, цепенея.
Спенглер тоже выглядел не лучшим образом.
— Спать хочется, — объявил он, старательно морща брови. — Мне надо обратно к Кертису, я знаю, но…
Сумасшедший продолжал бормотать. Той частью рассудка; что еще действовала, Росс понимал: Кертиса нельзя оставлял без присмотра. Может натворить всякого…
Сто пятьдесят восемь градусов. Краулер увеличился в размерах; от радарной башни на горизонте осталась кучка мусора.
Раздался пронзительный крик.
— Кертис! — сообразил Росс.
Усилием воли оторвав себя от штурманского столика, капитан побежал на корму, опередив Спенглера. Успеть вовремя^ однако, не удалось: Кертис валялся на полу в луже крови. Раздобыл где-то ножницы.
— Мертв, — заключил Спенглер, склоняясь над телом.
— Само собой. Мертв, — согласился Росс.
Туман в голове рассеялся, судя по всему, в момент смерти Кертиса. Оставив Спенглера заниматься трупом, капитан вернулся к вычислениям.
Ну вот, проще простого: промахнулись на триста миль в сторону Солнца. Нет, приборы не соврали — кого-то обманули собственные глаза. Траектория, торжественно заявленная Брейнардом как «безопасная», оказалась немногим лучше рассчитанной Кертисом.
Росс глянул на обзорный экран. Краулер почти дома, температура сто шестьдесят семь градусов. Успеют. С запасом в несколько минут успеют, спасибо вовремя расплавившейся башне.
Но что это могло быть?
С трудом поворачиваясь в термозащитном комплекте, Крин-? ски втащил на борт Лиэллина и Фалбриджа. Выбравшись кое-как из скафандров, они рухнули на пол, обессиленные. С виду астронавты больше всего напоминали недоваренных омаров.
— Тепловой удар, — кивнул Росс. — Крински, им надо в стартовые коконы. Займись. Доминик? Ты еще в скафандре?
Переступив через порог шлюзовой камеры, Доминик кивнул.
— Очень хорошо. Спускайся: загонишь краулер в трюм, бросать не годится. Бегом! Брейнард, траектория готова?
— Так точно, сэр!
Двести градусов ровно. Система охлаждения уже чувствует нагрузку, но это ненадолго. Через несколько минут «Леверье», поднявшись с поверхности Меркурия, займет временную планетарную орбиту. Тогда-то и можно будет перевести дыхание и подумать.
Почему? Как вышло, что расчеты Брейнарда не привели их в безопасное место? Почему ни Брейнард, ни Росс не могли потом рассчитать стартовую траекторию — простейший из элементарных маневров? Отчего перестал соображать Спенглер, давая время Кертису покончить с собой?
Что произошло? Капитан ясно читал этот вопрос на лицах своих людей.
Внезапно Росс ощутил странный зуд где-то в основании черепа: пришел ответ, ясный и зримый.
На солнечной стороне, между двух зазубренных хребтов от начала времен сверкало озеро расплавленного цинка. Оно так и будет сверкать там спустя тысячелетия, возможно, миллионы лет.
На поверхности возникла рябь, ослепительная, даже если смотришь на нее через закрытые веки.
Жесткое излучение Солнца отразилось и преломилось, порождая осмысленное сообщение:
«Я хочу умереть».
Цинковое озеро продолжало волноваться… желая помочь?
Видение померкло.
Ошеломленный, Росс огляделся. Шесть лиц сказали ему все, что нужно.
— Вы тоже видели.
Первым кивнул Спенглер, потом Крински, за ним — остальные.
— Что это было? — спросил аккумуляторщик.
— У нас крыша поехала, док? — поинтересовался Брейнард.
— Массовая галлюцинация… Может, коллективный самогипноз.
— Нет, док, — покачал головой капитан. — Вы это знаете не хуже меня. Оно там, на солнечной стороне.
— Что вы имеете в вицу?
— Никакая это не галлюцинация. Жизнь — или то, что можно назвать жизнью на Меркурии. — Росс усилием воли подавил дрожь в руках. — Мы нашли куда больше, чем планировалось.
— Капитан… — Спенглер замялся.
— Нет, я в порядке! Разве вы не видите, эта штуковина внизу читает наши мысли! Сначала она перехватила вопли Кертиса — чем не ментальный радар? Парень кричал громче всех… Она прислушалась и сделала все, чтобы его желание исполнилось.
— В смысле запудрила наши мозги, чтобы казалось, будто мы сели в безопасном месте, а не в двух шагах от восхода?
— Но почему так сложно? — возразил Крински. — Посадила бы нас прямо под Солнце; сварились бы скорее и гораздо вернее.
— Она знала, что остальные умирать не хот. — Росс покачал головой. — Она мыслит комплексно: сравнила нашу посылку и желание Кертиса. Потом устроила так, что каждый получил свое. Он умер, мы — нет. — Капитан невольно поежился. — После гибели Кертиса она помогла оставшимся в живых спастись. Мы сразу стали поворачиваться гораздо быстрее, помните?
— Точно! — согласился Спенглер. — Выходит…
— Хотелось бы знать, мы еще раз садиться будем? — спросил Крински. — Если она и правда так может, я бы предпочел держаться подальше. Мало ли что придет ей в голову в следующий раз.
— Она нам уже помогла, — напомнил Росс. — До сих пор никакой враждебности… Вы что, боитесь? Я рассчитывал на твою силу: кто еще сможет дойти до нее в термозащитном комплекте? Разведка…
— Никуда я не пойду… — торопливо пробормотал Крински.
— Другой разумной жизни в Солнечной системе пока не нашлось, — повысил голос капитан — Мы не можем просто сбежать! Рассчитай посадочную траекторию, — обратился он к Брейнарду. — На этот раз как следует. Чтобы не изжариться.
— Никак нет, сэр! — сухо ответил Брейнард. — Безопасность экипажа требует немедленного возвращения на Землю.
Росс медленно переводил взгляд с одного лица на другое. В каждом читался страх. Меньше всего они хотели вновь оказаться на Меркурии.
Шесть человек — и она, там, внизу. Готовая помочь, не опасная.
Их было семеро против одного Кертиса — но тот не хотел ничего, кроме смерти. Нет, даже самому Россу не превозмочь страха шестерых желанием вернуться.
Обвинить команду в мятеже? Не выйдет: как раз тот случай, когда капитана можно сместить на законном основании, ради общего блага.
Создание внизу готово сделать как лучше, но корабль всего один, а партий две. Кто-то не получит своего — либо капитан, либо остальные.
И все же в прошлый раз создание сумело дать каждому свое. Кертису смерть, остальным — жизнь. Теперь шестеро хотят уйти, но седьмой — вернуться. Услышит ли она его голос? Примет ли во внимание?
«Так нечестно! — мысленно возвысил голос капитан. — Я хочу тебя видеть! Хочу узнать тебя! Не дай им увезти меня на Землю!»
Когда неделю спустя «Леверье» благополучно опустился в космопорте, шестеро выживших участников Второй меркурианской экспедиции подробно рассказали, как второго астронавигатора Кертиса охватило неистовое желание умереть и как он покончил с собой. Правда, никто из них не сумел вспомнить, какая судьба постигла капитана Росса и почему термозащитный комплект остался на Меркурии.


Роберт Силверберг
пятница, 16 ноября 2018 г.
` Fantastic Beasts: The Crimes of Grindelwald FEILES 21:40:37
ЕЩЕ НЕМНОЖЕЧКО ШКОЛЫ В АДУ
А В ВОСКРЕСЕНЬЕ В КИНО НА "ФАНТАСТИЧЕСКИХ ТВАРЕЙ"

ПОШЕЛ, ЧТО ЛЬ, УРОКИ ПОДЕЛАЮ ПОКА


Музыка B.A.P — WAKE ME UP
Настроение: спокойное
Хочется: говорить с самим собой
Категории: Уроки, Школьная рутина, Школа, Фантастические твари, Минуточка из жизни, От фейлес
На работе скучно. Кому не лень го в... М и х а е л и с 06:47:26
На работе скучно. Кому не лень го в скайп общаться. Добавляйтесь Linda Niglas :)­
четверг, 15 ноября 2018 г.
land of broken promises; лешuй 20:05:04

v o n

­­
по-другому только в книжках бывает, а в жизни я даже не могу сказать, чем вы друг от друга отличаетесь
чем я отличаюсь от кого-то еще. всё одинаковое, всё одинаково плохое
­­
здорово проснуться с осознанием того, что всё, во что ты верил раньше - хуйня. с пониманием того, что это ни для кого больше не является чем-то значимым, что ты саму себя поселила в ­­воздушном замке и наивно рассчитывала, что что-то доброе обязательно произойдет. а что доброго происходит? что происходит вокруг доброго, если посмотреть на происходящее, не заставляя себя искать добро больше? ничего ровным счетом, в том-то и дело. очевидно, я не создана для того, чтобы кому-то угождать. я имею в виду, что не могу угодить никому вообще. но тогда к чему мне напрягаться и думать о чувствах других людей, если всё равно ничего не выходит? я не хочу вредить, я хочу не беспокоиться об этом. я хочу беречь свои собственные чувства и себя от лишних переживаний, потому что никто больше об этом не позаботиться. потому что все эти разговоры о том, что я небезразлична, все эти выражения надежд на то, что мне станет лучше - все эти ничего не стоящие слова, которые я слышала ото всех подряд: и от тех, кому в самом деле не всё равно, и от тех, кому глубоко похуй, - они бесполезны, они неспособны ­­помочь. и в чем, собственно, заключалась ваша помощь? всё, что я выносила из обсуждений, это ощущение собственной неполноценности и дефектности. всё, что я слышала, это то, что мои чувства неправильны и не имеют объективной причины для существования. только вот теперь я картинно топаю ножкой и желаю всем всего хорошего. спасибо за помощь. я достаточно долго пыталась себя сломать. если не существует людей, способных принимать меня такой, я соглашаюсь на одиночество
20:31:46 лешuй
семья хочет, чтобы я уделяла им внимание, разговаривала с ними по вечерам, когда они пребывают в подходящем для этого настроении, и не трогала их, когда они устали или не в духе. я должна быть сдержанна, внимательна, заботлива, готова в любой момент прийти на помощь. друзья хотят общения...
еще...

семья хочет, чтобы я уделяла им внимание, разговаривала с ними по вечерам, когда они пребывают в подходящем для этого настроении, и не трогала их, когда они устали или не в духе. я должна быть сдержанна, внимательна, заботлива, готова в любой момент прийти на помощь.

друзья хотят общения, поддержки, совместного времяпрепровождения­ в те дни, когда они свободны, когда они чувствуют в этом необходимость. они хотят доверия, открытости. они хотят инициативы, чтобы чувствовать мою заинтересованность в них.

мальчики ценят честность. хотят заботы, поддержки и внимания. нужно беспокоиться о них в меру, но так, чтобы не заебать. нужно выглядеть красиво, желательно угадывать, когда скромно, а когда - сексуально, но так, чтобы не казаться слишком застенчивой или наоборот вульгарной.

так вот я хотела узнать, как мне составить своё расписание, чтобы угодить сразу всем вам? как я могу сочувствовать искренне и вместе с тем так, чтобы это не отнимало всех моих сил? как я могу поддерживать своё настроение на уровне и одновременно проживать свою жизнь, получая в течение суток и негативные эмоции в том числе, сталкиваясь с неудачами и разочарованиями? как я могу быть открытой, как я могу доверять людям, которые не считают нужным доверять и быть открытыми в ответ? почему я должна быть честной в то время, как меня обманывают, когда от меня что-то утаивают? как я должна угадывать настроение каждого из вас, как я должна генерировать подходящие для каждого слова поддержки? как мне распознавать, когда до вас необходимо доебаться, когда - оставить в покое, чтобы не остаться в памяти истеричной или бесчувственной напротив?

я устала чувствовать себя всем должной. в широком смысле я не несу за вас никакой ответственности. вы мне тоже ничем не обязаны. закончим на этом

how can I escape from this sleep? дeсс 07:04:55

doomsday­


15 - day x!
07:08:25 дeсс
окей, теперь просто дожить до вечера
08:45:49 дeсс
разочаровываться в людях - мое самое любимое, гы :)
08:48:43 дeсс
вера в людей угасает с каждой минутой. но самое шикарное, что я смогла отпустить. что перестала е8ать себе мозги по этому поводу. что сегодня, я пошлю все на8уй и просто оторвусь от всей души. улыбайтесь с:
среда, 14 ноября 2018 г.
Ювелирные украшения из серебра и золота serebro111 21:40:11
 Изготовление ювелирных украшений - является одним из архаичных специальностей в истории человеческого общества. Издревле филигранные украшения из ценных металлов из золота, серебра и полудрагоценных камней были образцом состоятельности и власти элитного общества. Манящее, соблазняющее лунными бликами, притяжением, таинственное, обладающее загадочно-волшебной­ силой - это все позволительно в целом сказать о самом чудесном и универсальном металле на свете - серебро. Коль вы упиваетесь изяществом украшений из серебра, наряжайтесь с усладой не мудрствуя выбираете для себя драгоценность из данного благородного металла, определенно новая статья, безоговорочно останется для вас плодотворна. В ней опишем о серебре, его особенностях и месте данного металла в филигранном мире изящества и лоска. Обещаем, статья будет полезна. Этот металл бесподобен в порядке возделывания. Его свободно раскручивать отделывать, полировать, раскатывать, вытягивать, раскручивать, делая из него тончайшие пластины. На пример, чтобы дабы получить тонкую нить, длина которой наберет 2 километра потребуется всего то 1 грамм серебра. За счет податливости и великолепия этот металл дает ювелиру развернуть свою творческую искру, фантазию, способность, талант даровитость и делать чистейшей воды шедевры. Можно носить какие угодно ювелирные украшения. Необходимо не забывать, что они обязаны быть фасонными и идеально отвечать с убранством и не выделяться из общего образа. Вы всегда можете присмотреть готовые ювелирные изделия из серебра. Золото, серебро постоянно будут оставаться находиться в моде. Сайт "Серебро-бро" рекомендует купить по низкой цене стильные изделия из серебра из серебра 925 пробы с золотыми пластинами для мужчин, девушек, парней, женщин по акции. У нас вы найдете: цепочки, подвески, крестики, печатки, кулоны, кольца, перстни, серьги, браслеты выполненные из настоящих материалов с вложением полудрагоценных камней. Наши первоклассные модели по наибольшим акциям всегда будут прелестным атрибутом вашего выходного или офисного вкуса. У нас вы имеете возможность открыть последние тенденции коллекций женских, мужских изделий из серебра. Возвышенные ювелирные изделия из нашего интернет магазина прибавят страстность любой женщине. Очень модные ювелирные украшения в свою очередь предадут комфорт на каждый день. Украшения нашего магазина Serebro-bro вы можете встретить по всей Украине в таких городах, как Одесса, Львов, Харьков, Ивано-Франковск, Мариуполь, Киев, Черкассы, Запорожье. Продавец сайта поможет совершить уверенный альтернативу в закупке заинтриговавших изделий, дадут ответы на все интересующие вопросы, дадут максимальную консультацию об оплате, составлении заказа, доставке, каталога товаров. Мы всегда рады координаторам совместных покупок и делаем колоссальные скидки. Всегда первоклассное качество по низкой стоимости. http://serebro-bro.­com

Категории: Мода


Dream of Doll > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Хочешь увидеть самого урода при уро...
...
пройди тесты:
The girl are not born
Идти не далеко.
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх